<< Главная страница

ФРАНСУА ВИЙОН




Один из любимых моих поэтов, отчаянный босяк, гуляка и романтик ХV века Франсуа Вийон создал одиннадцать баллад на языке французских уголовников - кокийяров. До сих пор даже в самой Франции эти тексты до конца не переведены на "нормальный" литературный язык и не поняты. Русские переводчики не раз подступались к ним, но, честно говоря, безуспешно. Эти баллады перевели Е. Кассирова и Ю. Корнеев, однако, к сожалению, они практически не знают русского уголовного арго, и их переводы отличаются искусственностью и фальшью. А ведь знать жаргон - это не просто быть знакомым с лексикой преступного мира. Язык "блатных" - особая эмоционально-экспрессивная система, его надо чувствовать. Иначе ничего, кроме "фуфла", не выйдет. Что нам и продемонстрировали наглядно названные выше переводчики (не в обиду им будь сказано; это не вина их, а беда).
Я попытался переложить моего старого знакомца Вийона на современный русский уголовно-арестантский жаргон - переложить со смаком, с куражом, так, как он, по моему мнению, написал бы это сам. Надеюсь, Франсуа остался бы доволен моим переводом.



Баллада

Наш Парижопск - не город, а малина,
Один облом - повсюду мусорня[*].
Не в падлу кипишнуть: "А ну, пошли на...!",
Да сволокут на ки[*]чу (вот же блин, а!),
До па[*]марок отбуцкают меня.
Что понту в кураже, когда по роже
Размажут весь кураж? Калган - дороже.
А то пришьют нахалку, и аля-
Улю! Хоть зашибись - а все же
Зависнешь в пе[*]тле, как в ноздре сопля.

Пускай жужжит баклан: "Гляди на нас, мол, -
Такая крутизна, что будь здоров!"
Я, братаны[*], не стал бы даже на спор
Искать на нос понос, на жопу насморк -
Я не люблю дешевых зехеро[*]в.
Но если легаши тебя накрыли
И у тебя написано на рыле,
Что ты щипнул не одного шмеля[*] -
Гаси их, псов, и отрывайся! Или
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

А ежели вам ласты повязали -
Косите под голи[*]мого лоха[*]!
Гоните им, что вы не при базаре,
Что вовсе не винта вы нареза[*]ли,
А дергали подальше от греха.
А тех, кто трет бузу со следака[*]ми,
Я называю просто мудаками -
Для мусоро[*]в мы все равно что тля:
Потуже сдавит узел на аркане -
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

Пусть шпанский принц блатнее короля,
С ним ты тряхнешь любого куркуля,
Но если вломит кто-то опосля -
Тогда, народ парижский веселя,
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

Комментарии:
ПАРИЖОПСК - в оригинале Вийон дает жаргонное название Парижа на языке французских уголовников - кокийяров. Русские переводчики попытались перевести это название на отечественный жаргон. Е. Кассирова назвала французскую столицу "Париженцией", Ю. Корнеев - "Паруар". На мой взгляд, ни одна, ни другая "погремуха" не соответствуют ни "блатному" словотворчеству, ни "босяцкому" куражу. От них за версту несет чем-то "лоховским". "Парижопск" - вот это самое то, это - по-нашему!
МАЛИНА - здесь смешение простонародного значения "малина" (сладкая жизнь) и жаргонного "малина" (притон).
ОБЛОМ - серьезная неприятность, крушение надежд.
МУСОРНЯ - множественное число (вернее, общий род) от "мусор" - сотрудник правоохранительных органов.
НЕ В ПАДЛУ - не позорно, достойно, "по понятиям".
КИПИШНУТЬ - поднять шум, возмутиться, устроить скандал.
КИЧА, кичман - тюрьма.
ДО ПАМАРОК - до бессознательного состояния; "памарки отбить" - избить до одурения.
ЧТО ПОНТУ - что толку.
КУРАЖ - смелость, бравада, бесшабашность.
КАЛГАН - голова.
ПРИШИТЬ НАХАЛКУ - нагло обвинить в неблаговидном поступке (преступлении), которого человек не совершал.
АЛЯ-УЛЮ - междометие, выражающее очень быстрое совершение какого-либо действия: "лох вертухнулся, а гаманец уже - аля-улю!" (т.е. кошелек испарился).
ХОТЬ ЗАШИБИСЬ - хоть тресни, хоть головой об стенку бейся и пр.
ЖУЖЖАТЬ - см. примечание к монологу Гамлета.
БАКЛАН - см. примечание "бакланье" к Некрасову.
КРУТИЗНА - сила, значимость, представительность.
ДЕШЁВЫЙ ЗЕХЕР - примитивная попытка произвести впечатление, также - грубая, неумная уловка, хитрость.
ЛЕГАШ - полицейский, милиционер, сотрудник охраны правопорядка.
ЩИПНУТЬ - украсть из кармана.
ШМЕЛЬ, чмель - кошелек.
ГАСИТЬ - отключать ударом, также - убивать.
ПЁС - грубое оскорбление.
ОТРЫВАТЬСЯ - убегать, скрываться.
ЛАСТЫ ПОВЯЗАТЬ - арестовать, скрутить руки.
КОСИТЬ - притворяться, выдавать себя за кого-то.
ГОЛИМЫЙ ЛОХ - полный простофиля, совершенный болван, правопослушный и доверчивый обыватель.
ГНАТЬ - здесь6 врать.
НЕ ПРИ БАЗАРЕ - не имеет отношения к делу.
ВИНТА НАРЕЗАТЬ - убегать ( часто в смысле - скрываться с места преступления).
ДЁРГАТЬ - быстро уходить, убегать.
ТЕРЕТЬ БУЗУ - скандалить, нарываться на неприятности, спорить.
СЛЕДАК - следователь.
АРКАН - распространенное словечко в уголовном арго. Оно означает безвыходное положение, когда ты находишься в зависимости. Чаще всего - когда арестовали "менты". "Накинуть аркан" как раз и значит - арестовать. "Водить на аркане" - иметь влияние на "уркагана", на арестанта, легко управлять им, "держать на поводке". "Сдавить аркан" - припереть к стенке при помощи улик и доказательств, разоблачить.
ШПАНСКИЙ - принадлежащий к "шпане", то есть к профессиональным уголовникам. Слово "шпана" в воровском языке не имеет негативно-уничижительного оттенка, в отличие от языка правопослушных граждан.
БЛАТНЕЕ - более уважаемый в уголовном сообществе, имеющий больший авторитет.
ТРЯХНУТЬ - ограбить или обокрасть.
КУРКУЛЬ - в просторечии: жадный, прижимистый, состоятельный человек.
ВЛОМИТЬ - донести на кого-то.





Владимир Маяковский. СТИХИ О СОВЕТСКОМ ПАСПОРТЕ

Я волком бы
выгрыз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту...

По длинному фронту
купе
и кают
чиновник
учтивый движется.
Сдают паспорта,
и я
сдаю
мою
пурпурную книжицу.

К одним паспортам -
улыбка у рта.
К другим -
отношение плевое.
С почтеньем
берут, например,
паспорта
с двуспальным
английским левою.

Глазами
доброго дядю выев,
не переставая
кланяться,
берут,
как будто берут чаевые,
паспорт
американца.

На польский -
глядят,
как в афишу коза,
на польский -
выпяливают глаза
в тугой
полицейской слоновости -
откуда, мол,
и что это за
географические новости?

И не повернув
головы кочан
и чувств
никаких
не изведав,
берут,
не моргнув,
паспорта датчан
и разных
прочих
шведов.

И вдруг,
как будто ожогом,
рот
скривило
господину.
Это
господин чиновник
берет
мою
краснокожую паспортину.

Берет -
как бомбу,
берет -
как ежа,
как бритву
обоюдоострую,
берет,
как гремучую, в 20 жал,
змею
двухметроворостую.

Моргнул
многозначаще
глаз носильщика,
хоть вещи
снесет задаром вам.
Жандарм
вопросительно
смотрит на сыщика,
сыщик
на жандарма.

С каким наслажденьем
жандармской кастой
я был бы
исхлестан и рАспят
за то,
что в руках у меня
молоткастый,
серпастый
советский паспорт.

Я волком бы
выгрыз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту...

Я
достаю
из широких штанин
дубликатом
бесценного груза.
Читайте,
завидуйте,
я - гражданин
Советского
Союза.



Владимир Маяковский
Стихи о совковой ксиве

Я, старый волчара,
порвал бы
пасть
любой
протокольной роже.
Братва,
мне любая правИла
не в масть,
любая портянка.
Но все же...

Майдан на банУ.
Внутрях -
караул! -
Ментяря поганый
топает.
Ксивы ломят.
И я
аусвайс пихнул,
в цвет
с обезьяньей жопою.

Стремные ксивы
мент облажАл.
Пасть лыбит
на вытеркие.
Как член губами,
клешней
зажал
ксивенку
с английским левою.

Шнифтами
хавая,
охерев
от импортного засранца,
берут,
как будто на лапу грев,
ксиву
американца.

Польскую ксиву
рисуют
в упор -
козел, ты, в натуре,
не "польский вор"?! -
и пялят
зенки блевотные:
с каких ты, чурка,
спустился гор,
откуда выполз, животное?

Хлебалом щелкая,
бормоча:
да ну эту
перхоть
в пень! -
шмонают
лениво
разных датчан
и шведскую
шелупень.

И вдруг
на ментовской
морде лица
хАвальник
перекосило.
Мацает мусор
с мандражем
в мальцАх
мою
красножопою ксиву.

Как хер
на бритву
надулся,
как
на дубореза -
покойник,
в блудную
вляпался мент - голяк! -,
попал, как хрен
в рукомойник.

Носильщик
давит маяк,
готов
шмотье тусануть,
не обхаяв.
Конвойные псы
глядят
на ментов,
ментяры
на вертухаев.

Готовы бы матку
вывернуть мне,
да бздят,
что срок припаяется,
козырная ксива
моя
мусорне -
будто серпом
по яйцам.

Я, старый волчара,
порвал бы
пасть
любой
протокольной роже.
Братва,
мне любая правила
не в масть,
любая портянка.
Но все же...

Я
ксиву свою
достаю из шкер,
а не просто
болт бестолковый.
Секите,
хавайте,
вот вам хер,
я - дуролом
совковый.

Комментарии:

ВОЛЧАРА - опытный, жестокий уголовник или арестант. Когда хотят оскорбить, говорят: волк позорный (особенно по отношению к ментам). А если зк олько с виду матерый, а по характеру хлипкий, скажут - волк тряпочный.
ПАСТЬ ПОРВАТЬ -популярная угроза.
РОЖА ПРОТОКОЛЬНАЯ - физиономия, которая не внушает доверия, хоть сейчас же без всяких улик на него протокол составляй.
ПРАВИЛА - паспорт. Справила - справка об освобождении (или любая другая). Не путать со словом "правИло"! Правило - это нож. А "правилка" - это вовсе не маленький паспорт, как вы могли бы предположить, а суд босяцкий над провинившимся. Если вина подтвердится. То часто уркагана сажают на ножи. Вот потому-то нож и называют - правило.
ПОРТЯНКА - исписанная бумага. Документ, письмо, жалоба и прочее.
МАЙДАН - в данном случае: поезд. Вообще же так могут называть и большой называть и большой чемодан, и площадь привокзальную. А на очень старой "фене" майданом называли еще и место для игры в карты (поговорка была - "Талан на майдан!", так удачи желали).
БАН - вокзал. Из немецкого (Bahn - железнодорожный путь, Bahnhof - вокзал).
МЕНТЯРА ПОГАНЫЙ - одно из самых популярных определений работника правоохранительных органов. "Мент" относится и к милиции, и к тем, кто служит в уголовно-исполнительной системе, ходит в "зеленке" (военная форма). "Мент цветной" - только милиционер.
АУСВАЙС - паспорт. Из немецкого.
ПИХНУТЬ - в данном контексте: сунуть, ткнуть.
КСИВА, КСИВЁНКА - в этом контексте: паспорт. Ксиву ломать - проверять документ. Ксиволомка - проверка документов.
ОБЛАЖАТЬ - осмеять, поиздеваться.
ПАСТЬ ЛЫБИТЬ - улыбаться.
ВЫТЕРКА - в данном контексте: паспорт. Вообще - любой документ. Вплоть до трамвайного билета. Поначалу имелись в виду поддельные документы, где стирали одни данные, а вписывали другие.
КЛЁВЫЙ - хороший. Еще из офенского языка.
КЛЕШНЯ - пятерня. Она же - краб. Заимствование из морского сленга.
ШНИФТЫ - глаза.
ХАВАТЬ - есть, поедать.
НА ЛАПУ БРАТЬ - брать взятку. Хотя в лагерях правильнее прежде считалось - "брать лапу", "лапу дать", "лапу дрюкнуть".
ГРЕВ - в этом случае: подношение. А вообще - конкретная помощь чем-либо (чаще всего - тайная): продуктами, куревом, спиртным, наркотой, деньгами и проч. Греть босяка - помогать всем этим зэку, который "страдает за идею".
РИСОВАТЬ - разглядывать тщательно. А срисовать - увидеть и запомнить.
КОЗЁЛ - оскорбление в зоне страшнейшее.
ПОЛЬСКИЙ ВОР - сейчас большинство арестантов и не в курсе, что такая масть была. А мне старые каторжане рассказывали. В 39-40-м годах, когда Советы оттяпали Прибалтику и часть Польши, они получили в наследство тамошних уголовников, которые позже стали, естественно, смешиваться в тюрьмах и лагерях с нашими. Но у этих новичков были свои понятия, которые с нашими воровскими никак не стыковались. "Поляки" считали нормальным работать за "колючкой", сотрудничать с администрацией, занимать теплые местечки бригадиров, нарядчиков, поваров и т.д. - короче, быть "придурками" (т.е. теми, кто искал легкого труда). А для российских блатных такое поведение было позором. Ну, "поляки" и "русаки" пытались друг друга обратить каждый в свою веру (вплоть до поножовщины), но каждый так при своем и остался. Но с тех пор российский уголовный мир к "польским ворам" относился с огромным презрением, за людей их не считал. Даже в "сучьей войне", когда резали прислужников администрации из числа бывших блатных, "поляков" обычно не трогали. Брезговали.
ЗЕНКИ ПЯЛИТЬ - таращить глаза.
ЧУРКА - нерусский человек. Что Кавказ, что Средняя Азия. Часто добавляют - "чурка нерусская". А Среднюю Азию называют Чуркестан (иронич. переделка слова Туркестан).
ЖИВОТНОЕ - грубое оскорбление. То есть человека ставят не выше безмозглой твари.
ХЛЕБАЛО - рот, лицо. Хлебалом щелкать - стоять раззявив рот.
НУ ЕГО В ПЕНЬ - черт с ним, незачем связываться. Народное.
ПЕРХОТЬ - незначительные, мелкие людишки.
ШЕЛУПЕНЬ - она же шалупень, она же шелупонь: в общем, то же, что и перхоть. Народное.
ШМОНАТЬ - обыскивать. Шмон - обыск. Отшмонать - забрать при обыске, но официально. Зашмонать - тоже забрать при обыске, но "для сэбэ", присвоить.
МОРДА ЛИЦА - ироническое зэковское выражение, популярное нынче в простонародье.
ХАВАЛЬНИК - то же, что хлебало.
МАЦАТЬ - щупать, трогать. У евреев есть такие пресные лепешки - мацА. Когда их едят, то отщипывают кусочки - мАцают.
МУСОР - то же, что мент. От дореволюционного МУС - московский уголовный сыск. А на старой фене было еще и "мусер" - доносчик, стукач. Это - от древнееврейского.
МАНДРАЖ - он же мандражЕ: дрожь мелкая. Их цыганского.
МАЛЬЦЫ - пальцы.
НАДУТЬСЯ, КАК ХЕР НА БРИТВУ - козырное зэковское присловье. Так говорят о мрачном, набычившемся человеке.
ДУБОРЕЗ - медик, который вскрывает трупы. А дубарь - это труп. Хотя на Юге так называют холод (синоним - дубняк).
ПОПАСТЬ В БЛУДНУЮ - попасть впросак, в глупое, неясное, двусмысленное положение.
ПОПАСТЬ, КАК ХРЕН В РУКОМОЙНИК - то есть опростоволоситься. Попасть, как кур в ощип. Переделка старого русского присловья "попасть, как черт в рукомойник". Из апокрифа о епископе Иоанне Новгородском, которого бес вечно искушал. И однажды, когда этот чертяка даже из рукомойника свою рожу высунул, Иоанн взял да и перекрестил рукомойник. И вылезти оттуда рогатый уже не мог. Тогда Иоанн поставил черту условие: или ты меня свозишь на горбу к Гробу Господню в Иерусалим и вернешь назад к началу обедни, или - будешь весь век в рукомойнике торчать! Тот, понятно, согласился. Такая история. Ну, а арестанты вместо черта мужской член подставили. Почему - долгая история. Как-нибудь расскажу.
ДАВИТЬ МАЯК - тайно подавать сигнал.
ШМОТЬЁ ТУСАНУТЬ - перенести или перевезти вещи.
ПЁС КОНВОЙНЫЙ - конвоир или надзиратель, сопровождающий зэков. Вообще - грубое оскорбление.
ВЕРТУХАЙ - конвойники, надзиратели, вообще все люди в форме, которые служат в местах лишения свободы. Раньше в надзиратели и конвойники часто набирали хохлов - украинцев. Они все время покрикивали на арестантов во время шмонов - "Нэ вертухайсь!" Так и оказались "вертухаями", или просто - "вертухами".
МАТКУ ВЫВЕРНУТЬ - часто уточняют: наизнанку. Значит - расправиться самым жутким образом, семь шкур спустить.
БЗДЕТЬ - бояться.
СРОК ПРИПАЯТЬ - осудить к лишению свободы.
КОЗЫРНАЯ - отличная, прекрасная.
МУСОРНЯ - собирательное от "мусор".
СЕРПОМ ПО ЯЙЦАМ - вызвать болезненное, неприятнейшее ощущение у кого-то поступком, словами и проч. О степени болезненности можете судить по смыслу.
Шкеры - они же шкары. Они же шкирята - брюки.
БОЛТ - мужской половой член.
СЕЧЬ - смотреть.
ХАВАЙТЕ! В данном контексте: нате, подавитесь!
СОВКОВЫЙ - то есть из "Совка", как теперь называют бывший Советский Союз.




Александр ПУШКИН. "ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН"

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не мог;
Его пример другим наука;
Но боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь.
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
"Когда же черт возьмет тебя!"
Так думал молодой повеса,
Летя в пыли на почтовых,
Всевышней волею Зевеса
Наследник всех своих родных.
Друзья Людмилы и Руслана!
С героем моего романа
Без предисловий, сей же час Позвольте познакомить вас:
Онегин, добрый мой приятель, Родился на брегах Невы,
Где, может быть, родились вы
Или блистали, мой читатель;
Там некогда гулял и я:
Но вреден север для меня.
Служив отлично-благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.
Судьба Евгения хранила:
Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur ее сменил.
Ребенок был резов, но мил.
Monsieur PAbbe, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в Летний сад гулять водил.
Когда же юности мятежной
Пришла Евгению пора,
Пора надежд и грусти нежной,
Monsieur прогнали со двора.
Вот мой Онегин на свободе;
Острижен по последней моде;
Как dandy лондонский одет -
И наконец увидел свет.
Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;
Легко мазурку танцевал
И кланялся непринужденно;
Чего ж вам больше? Свет решил,
Что он умен и очень мил.
Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь,
Так воспитаньем, слава Богу,
У нас не мудрено блеснуть.
Онегин был, по мненью многих
(Судей решительных и строгих),
Ученый малый, но педант,
Имел он счастливый талант
Без принужденья в разговоре
Коснуться до всего слегка,
С ученым видом знатока
Хранить молчанье в важном споре
И возбуждать улыбку дам
Огнем нежданных эпиграмм.
Латынь из моды вышла ныне:
Так, если правду вам сказать,
Он знал довольно по-латыне,
Чтоб эпиграфы разбирать, Потолковать об Ювенале,
В конце письма поставить vale,
Да помнил, хоть не без греха,
Из Энеиды два стиха.
Он рыться не имел охоты
В хронологической пыли
Бытописания земли;
Но дней минувших анекдоты
От Ромула до наших дней
Хранил он в памяти своей.



далее: МОЙ ДЯДЯ, ЧЕСТНЫЙ ВОР В ЗАКОНЕ >>
назад: ПОГОНЕНИЯ ГАМЛЕТА, БОСЯКА ДАТСКОГО <<

Фима Жиганец. Мой дядя, честный вор в законе... (Классическая поэзия в блатных переводах)
   ПОГОНЕНИЯ ГАМЛЕТА, БОСЯКА ДАТСКОГО
   ФРАНСУА ВИЙОН
   МОЙ ДЯДЯ, ЧЕСТНЫЙ ВОР В ЗАКОНЕ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация